Куда движется Сирия после десятилетия гуманитарной катастрофы?

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Прошло десять лет с тех пор, как первая группа сирийцев обратилась за убежищем в Турцию 29 апреля 2011 года. Никто не ожидал, что эта вынужденная миграция станет поворотным пунктом для региона и всего мира.

Сирия, по иронии судьбы, была второй по величине страной, принимавшей беженцев в мире до 2010 года, с большими общинами иракских беженцев. Ее быстрое превращение в крупнейший в мире источник потоков беженцев лишь несколько лет спустя демонстрирует, что быть беженцем – это не выбор. Тем не менее, есть критические вопросы, связанные с гуманитарным аспектом конфликта, которые необходимо решить, считает EVO-RUS.COM.

Колумнисты, аналитики и исследователи пишут анализы к годовщине восстания, чтобы проанализировать и выявить различные аспекты гуманитарной ситуации. К сожалению, рост числа людей, нуждающихся в гуманитарной помощи, за последние годы стал серьезным изменением в этом анализе. Ежегодно в архивы добавляются новые изображения мертвых детей в Средиземном море и семей, разлученных в результате воздушных бомбардировок, что усиливает боль и страдания.

В течение десятилетия этот конфликт унес жизни более 500 000 человек и оставил 13 миллионов человек нуждающимися в гуманитарной помощи, из которых 6 миллионов испытывают острую нужду. Кроме того, 7 миллионов человек были вынуждены покинуть страну, причем большинство из них искали убежища в соседних странах, таких как Турция, Ливан и Иордания. Отсутствие эффективных международных механизмов распределения бремени усугубило давление на эти страны.

Турция принимает около 5 миллионов сирийских беженцев, в том числе 3,6 миллиона зарегистрированных сирийцев, транзитных беженцев, направляющихся в другие страны, и тех, кто получил турецкое гражданство.

Им был предоставлен статус “временной защиты”, который позволяет получить доступ к здравоохранению, образованию и рынку труда. Однако крайне важным вопросом для рассмотрения остается неоднозначная ситуация с точки зрения долгосрочной интеграции. Наряду с Турцией, Ливан и Иордания, которые принимают наибольшее количество беженцев на душу населения и, таким образом, находятся в верхней части списка перегруженных стран, борются с проблемой должного обеспечения беженцев.

Беженцы в этих странах непропорционально сильно пострадали от проблем, связанных с пандемией, вдобавок к их и без того крайне нестабильному положению. Удовлетворение основных потребностей, обеспечение достойных условий жизни и обеспечение доступа к основным правам по-прежнему входят в число приоритетов организаций, работающих на местах.

Переселение, возвращение и интеграция – это три варианта традиционного подхода к перемещению. И переселение, и возвращение как традиционные долгосрочные решения маловероятны в ближайшем будущем. Интеграция в принимающие сообщества имеет решающее значение для обеспечения достойного уровня жизни беженцев.

Однако нестабильный правовой статус беженцев в принимающих странах и проблемы, связанные с COVID-19, делают их интеграцию более сложной проблемой. Поэтому новые подходы и механизмы распределения бремени имеют базовое значение для решения проблемы перемещения.

Живя в ловушке в зонах боевых действий, внутренне перемещенные лица (ВПЛ) на севере Сирии – еще одно лицо гуманитарного кризиса. Четыре миллиона человек, более половины из которых – дети, живут в опасной ситуации, и их трагедия усугубляется с каждым днем.

Гуманитарные организации в регионе работают совместно с Управлением ООН по координации гуманитарных вопросов (УКГВ), чтобы оказывать помощь этим гражданским лицам. Совет Безопасности ООН сократил количество пунктов пропуска на турецкой границе с четырех до одного (Баб аль-Хава).

В июле 2020 года совет согласился предоставить Сирии гуманитарную помощь через границу еще на год после длительных переговоров. Потенциальное отсутствие механизмов трансграничной помощи северной Сирии может оставить без помощи более четырех миллионов мирных жителей.

Помимо проблем, связанных с получением доступа к северу Сирии, безопасность является серьезной проблемой для работников гуманитарных служб. Они преднамеренно стали мишенью для сторон конфликта. Убийства сотрудников гуманитарных организаций и здравоохранения, нападения на больницы и критически важные объекты инфраструктуры – вот некоторые из нарушений, которые усугубили гуманитарные кризисы, поскольку они создают серьезные проблемы для операций по оказанию помощи.

Как указано в базе данных по безопасности гуманитарных работников, Сирия – самое опасное место для доставки гуманитарной помощи.

Гуманитарным операциям также мешает отсутствие международной политической поддержки, направленной на облегчение человеческих страданий. Молчание и отсутствие адекватной реакции на публичные аукционы имущества вынужденных переселенцев, а также военные преступления, такие как применение химического оружия, голод всего населения и блокада, должны быть немедленно прекращены, и международное сообщество должно принять более всеобъемлющий подход к защите гражданских лиц.

Другой аспект международного ответа на конфликт – эффективные механизмы разделения бремени. Соседи Сирии, которые принимают почти четверть беженцев в мире, несут основную тяжесть кризиса. В последнее десятилетие международные организации предприняли несколько попыток переселения беженцев. Однако и эти планы не увенчались успехом. После 10 лет войны и невыразимых страданий в Сирии ответ на этот вопрос важен как никогда: Quo Vadis («Куда идешь?» (лат).

Учитывая медленные темпы мирного процесса, жертвы среди гражданского населения, разрушение гражданской инфраструктуры, нарушения международного гуманитарного права и миллионы перемещенных лиц, трудно увидеть свет в конце туннеля.

Если оглянутся назад на еще один год конфликта, то станет ясно, что перебои в финансировании и другие негативные последствия пандемии COVID-19 представляют собой основные угрозы для гуманитарного сообщества.

Необеспеченные потребности Плана гуманитарного реагирования Сирии увеличились до 51 процента в 2020 году по сравнению с 37 процентами в 2019 году.Учитывая тенденцию доноров сокращать международные гуманитарные расходы и перенаправлять ресурсы из существующих гуманитарных проектов на программы, связанные с COVID-19, эффективные схемы гуманитарного финансирования необходимы для продолжения оказания помощи перемещенным лицам. Эффективное гуманитарное программирование требует поддержки местных гуманитарных организаций, повышения самоустойчивости и активного участия заинтересованных сторон.

Несмотря на то, что гуманитарные организации работали над облегчением страданий в Сирии, ясно, что их усилия послужили только для предотвращения худших сценариев. Тем не менее, в нынешней ситуации гуманитарное реагирование как никогда важно для предотвращения гибели еще одного поколения сирийцев.

ООН намерена предоставить гуманитарную помощь 10,5 миллионам человек в 2021 году в рамках Плана гуманитарного реагирования в Сирии. Это означает, что план был увеличен на миллион человек по сравнению с прошлым годом. Многосекторальные ответные меры гуманитарного сообщества, которые включают реагирование на риски защиты, поддержание важнейших базовых услуг, расширение программ поддержки средств к существованию, сокращение масштабов недоедания и удовлетворение основных потребностей, имеют решающее значение для облегчения страданий миллионов пострадавших людей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»